Решение суда от 10.12.2019: увольнение за прогул (обед не прерывает 4-часовое отсутствие на работе)

Ответчик – РЖД, мне кажется, что их отдел кадров видел все виды увольнений. Если меня читают их представители, отпишитесь, поделитесь своим опытом.

Работник проиграл, его доводы не помогли объяснить свое отсутствие в течение 2 разных рабочих дней.

Суд указал, что время перерыва на обед не прерывает рабочее время, а лишь исключается из него.

Мне понравилось, что в решение суда приведены такие положения, как (берите на заметку):

  • истребование сведений о времени включения выключения компьютера (не заявлялось истцом);
  • истребование у оператора сотовой связи сведений о биллинге телефона (не помогло, т.к. слишком большой радиус действия);
  • прочтение писем по электронной почте (скриншоты без указания времени прочтения);
  • свидетели, работающие в кабинете напротив кабинета истца (со стороны ответчика);
  • работники склада, которые не видели истца и заданий не получали (тоже);
  • справка о входящих и исходящих звонков с рабочих сотового и стационарного телефонов (от ответчика).

Стоит отметить, что судом не учтен расчетный листок с полной оплатой за месяц работы, без дней прогула. Суд сослался на табель учета рабочего времени, а в расчетном листке «возможная ошибка», которая не может быть признана достаточным доказательством нахождения истца на рабочем месте (2kk.info).

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 декабря 2019 г. (дело N 33-20585/2019)

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего судьи Волковой Я.Ю., судей Сорокиной С.В., Кокшарова Е.В.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Чередник И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО к ОАО РЖД о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула, признании недействительной записи в трудовой книжке, возложении обязанности выдать дубликат трудовой книжки

по апелляционной жалобе истца на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 03.09.2019.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю, объяснения истца, его представителя ФИО (по доверенности от 24.07.2019), поддержавших доводы жалобы, объяснения представителей ответчика ФИО (по доверенности от 02.09.2019), ФИО (по доверенности от 03.10.2019), возражавших против доводов жалобы, заключение прокурора Привороцкой Т.М, считавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ФИО обратился с указанным иском к ОАО «РЖД». В обоснование иска указал, что работал в должности первого заместителя начальника … — филиала ОАО «РЖД», уволен 17.07.2019 по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение прогулов 13.06.2019 и 17.06.2019. Увольнение считал незаконным, ссылаясь на несовершение прогулов, нарушение срока привлечения к дисциплинарной ответственности, издание приказа неуполномоченным лицом и в связи с конфликтными отношениями с работодателем. С учетом изложенного, истец просил признать приказ … — филиала ОАО «РЖД» от 17.07.2019 N … об увольнении незаконным, восстановить на работе, взыскать оплату вынужденного прогула за период с 17.07.2019 по день вынесения решения суда, признать недействительной запись об увольнении в трудовой книжке, возложить обязанность выдать дубликат трудовой книжки без этой записи.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 03.09.2019 исковые требования ФИО оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, иск удовлетворить, ссылаясь на недоказанность факта ознакомления истца с режимом рабочего времени и времени отдыха, отсутствия его на рабочем месте 13.06.2019 и 17.06.2019 в течение более четырех часов подряд, неучет судом того, что по расчетному листку за июнь 2019 г. все дни оплачены, табель учета рабочего времени не соответствует данным расчетного листка, отсутствие оценки суда факту применения ответчиком взыскания, не соответствующего тяжести проступка.

В возражениях на жалобу прокурор и ответчик указывают на законность решения суда, просят оставить его без изменения.

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы, возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд учитывал нормы подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81, ст.ст. 91, 108, 192, 193, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснения, данные в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Суд, дав оценку представленным сторонами доказательствам (объяснениям сторон, письменным доказательствам и показаниям свидетелей), пришел к выводу о доказанности совершения истцом прогулов 13.06.2019 и 17.06.2019, отсутствия истца на рабочем месте в течение более чем четырех часов подряд (исключая время обеденного перерыва) в каждый из указанных дней, подписания приказа об увольнении уполномоченным лицом, соблюдении ответчиком порядка и срока привлечения истца к дисциплинарной ответственности, соразмерности примененного взыскания совершенному проступку. С учетом изложенного, суд указал на законность приказа об увольнении, отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Судебная коллегия с выводами суда соглашается, т.к. они сделаны при правильном применении закона, судом дана надлежащая оценка представленным доказательствам, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Из материалов дела следует, что истцу был установлен рабочий день с 08:00 до 17:00, перерыв на обед с 12:00 до 12:48, истец ознакомлен с правилами внутреннего трудового распорядка (далее по тексту — ПВТР), знал об установленном режиме работы, что сам подтвердил при рассмотрении дела. Рабочее место истца находится в задании по ул. … г. Екатеринбурге, что истец также не оспаривал и что подтверждено письменными документами об изменении рабочего места истца.

13.06.2019 истец отсутствовал на рабочем месте с 08:00 до 12:00 и с 12:48 до 14:15, 17.06.2018 истец отсутствовал на рабочем месте с 08:00 до 12:00 и с 12:48 до 13:30. Эти обстоятельства подтверждены коллегиально составленными актами об отсутствии истца на рабочем месте и показаниями свидетелей (/ /)8, (/ /)11, (/ /)9, (/ /)10, которые последовательны, непротиворечивы, не опровергаются иными имеющимися в деле доказательствами. Из показаний свидетелей (/ /)8, (/ /)10, (/ /)9 следует, что они в течение указанного времени наблюдали за дверью кабинета истца, находясь в кабинете (/ /)10, из которого видна дверь в кабинет истца, периодически к ним приходил (/ /)11, они стучали в кабинет истца, никто не открывал, они не видели и не слышали истца в указанное время, истца не было в кабинете, истец пришел на рабочее место 13.06.2019 в 14:15, а 17.06.2019 — в 13:30, этими лицами и были составлены акты об отсутствии истца на рабочем месте.

Истец в объяснении указывал, что в это время находился на своем рабочем месте, однако не указывал суду первой инстанции, кто его видел на рабочем месте, не просил допросить свидетелей для подтверждения своих доводов, заявив такое ходатайство лишь на стадии апелляционного рассмотрения дела. Просил допросить в качестве свидетелей поставщиков ответчика (/ /)17 и (/ /)12 Судебной коллегией в удовлетворении ходатайства по ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказано, т.к. уважительных причин незаявления такого ходатайства в суде первой инстанции нет. Ссылка на то, что (/ /)12 не мог дать показания, поскольку проживает в г. Красноярске, несостоятельна, учитывая возможность допроса свидетеля посредством видеоконференц-связи (ст. 155.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), полных данных свидетеля (/ /)17, его место жительства, сторона истца не назвала судебной коллегии. Кроме того, судебная коллегия учитывает, что истец не сообщал о взаимодействии с данными лицами в период, вмененный ему в качестве прогула, ни ответчику до применения взыскания, ни суду первой инстанции, такие доводы стал приводить лишь на стадии апелляционного рассмотрения дела, при том, что до объявления перерыва в судебном заседании суда второй инстанции представитель истца на вопрос судебной коллегии, кто видел истца в названные дни в период вмененного прогула, ответил, что никто, хотя по объяснениям истца он сообщил представителю информацию о данных лицах еще в августе 2019 г. Изложенное свидетельствует о непоследовательности позиции истца, недостоверности объяснений истца о его присутствии на работе в указанное время.

Без уважительных причин не заявляла сторона истца в суде первой инстанции и ходатайства об истребовании в подразделении ответчика сведений о времени включения и выключения компьютера истца в названные дни, вследствие чего судебная коллегия отказала в удовлетворении такого ходатайства.

Ходатайство истца об истребовании у оператора сотовой связи сведений о биллинге телефона истца отклонено, т.к. по объяснениям представителя истца в заседании судебной коллегии радиус нахождения, который определяется по этим данным, составляет 3-5 км, что не позволит установить, находился ли истец в указанное время на рабочем месте или нет, а потому доказательств относимым быть признано не может (ст. 59 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Кроме того, данных о невозможности получить такое доказательство самим истцом, необходимости помощи суда в получении доказательств не представлено (ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Отказ суда первой инстанции в истребовании названного доказательства признан судебной коллегией правильным.

Ходатайство истца о приобщении тех письменных доказательств, в принятии которых отказал суд первой инстанции (служебные записи, переписка в мессенджере), отклонено судебной коллегией, т.к. эти доказательства не отвечают признаку относимости, не содержат информации о днях и причинах отсутствия истца на работе.

В объяснении истца (т. 1 л.д. 179, 180) указано, что подтверждением факта нахождения истца на рабочем месте 13.06.2019 является факт получения и прочтения им писем по электронной почте, однако таких доказательств суду не представлено. Имеющийся в т. 2 на л.д. 5 скрин-шот из электронной почты не содержит данных о времени прочтения истцом письма, содержит сведения о времени направления истцу писем, на наличие иных скрин-шотов истец не ссылался в суде первой инстанции, их не представлял ни суду первой, ни суду апелляционной инстанций.

Ответчик тщательно проверял доводы истца, изложенные в объяснительной, запросил от работников Главного материального склада, складов ответчика, сведения о том, видели ли они истца на складах в названные дни, получил служебные записки о том, что истца в названные дни работники не видели и заданий от него не получали (т. 1 л.д. 245-251, т.2 л.д. 1-4). По результатам проверки доводов истца ответчиком проведено оперативное совещание, на котором проанализированы имеющиеся документы и сделан вывод об отсутствии истца на рабочем месте без уважительных причин (т. 2 л.д. 13-16).

Доказывая отсутствие истца на рабочем месте и неосуществление им трудовых обязанностей в указанное рабочее время, ответчик представил суду и справку от 30.08.2019 начальника … — филиала ОАО «РЖД» о том, что 13.06.2019 и 17.06.2019 входящих или исходящих звонков с рабочих сотового и стационарного телефонов (указаны номера, которые, по утверждению ответчика, не оспоренного истцом, принадлежали истцу) не было (т. 2 л.д. 77).

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о правильности вывода суда о доказанности ответчиком факта совершения истцом 13.06.2019 и 17.06.2019 прогулов, отсутствия на рабочем месте в течение более чем четырех часов подряд в каждый из этих дней, отклоняя по приведенным выше мотивам доводы о недоказанности названного обстоятельства.

Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности (ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации) соблюден ответчиком, объяснение от истца получено 24.06.2019 (т. 1 л.д. 179-180), приказ об увольнении от 17.07.2019 издан в течение месяца со дня обнаружения проступков, исключая периоды нахождения истца в отпуске без сохранения заработной платы с 26.06.2019 по 28.06.2019 и в ежегодном оплачиваемом отпуске с 01.07.2019 по 16.07.2019.

Приказ об увольнении издан уполномоченным лицом с соблюдением установленной процедуры издания приказа (т. 2 л.д. 28-30).

При применении взыскания учтена тяжесть совершенного истцом проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации), предшествующее поведение истца и отношение к труду.

Довод жалобы о том, что истец 12.10.2018 был ознакомлен с ПВТР без дополнений, внесенных приказом от 17.08.2017, не может быть признан обоснованным, т.к. факт известности истцу начала и окончании я рабочего времени, времени перерыва на обед следует из объяснений истца, истец пояснял суду, что рабочее время ему было установлено с 08:00 до 17:00 (т. 2 л.д. 89), перерыв на обед с 12:00 до 12:50 (т. 2 л.д. 88). Признание стороной обстоятельства освобождает другую сторону от доказывания этого обстоятельства (ч. 2 ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Из п. 5.1 ПВТР следует, что время начала работы — 08:00, окончания — 17:00, обеденный перерыв 48 минут (т. 1 л.д. 198). Истец не спорит в жалобе, что был ознакомлен с данной редакцией ПВТР, факт ознакомления истца с ПВТР подтвержден листом ознакомления, содержащим подпись истца (т. 1 л.д. 181). В силу п. 1 приказа … от 17.08.2017 (т. 1 л.д. 207), на недоказанность ознакомления с которым ссылается истец, предложение п. 5.1 относительно обеденного перерыва изложено в иной редакции, согласно которой обеденный перерыв устанавливается продолжительностью 48 минут с 12:00 до 12:48. Таким образом, продолжительность перерыва в данном приказе оставлена прежняя, уточнено время начала перерыва. Истец суду пояснил об известности ему времени начала перерыва 12:00 (т. 2 л.д. 88).

В заседании судебной коллегии истец подтвердил, что знал время начала и окончания рабочего времени, перерыва на обед, которое соответствует ПВТР с внесенными 17.08.2017 изменениями.

Ссылка в жалобе на то, что истец не отсутствовал на рабочем месте более четырех часов подряд, т.к. время обеденного перерыва прерывает указанные часы, основана на ошибочном толковании закона (подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации). Суд первой инстанции правильно применил положения данной нормы, указав, что время перерыва на обед не прерывает рабочее время, а лишь исключается из него (ч. 1 ст. 91, ч. 1 ст. 108 Трудового кодекса Российской Федерации). Работодатель определил время отсутствия истца на рабочем месте 13.06.2019 и 17.06.2019 без учета времени обеденного перерыва, при том, что истец отсутствовал на рабочем месте как до обеда в эти дни, так и после окончания обеденного перерыва, первый день — до 14:15, второй день — до 13:30.

Доводы жалобы о неучете судом того, что по расчетному листку за июнь 2019 г. (т. 1 л.д. 54) все дни оплачены, табель учета рабочего времени не соответствует данным расчетного листка, отклоняются, поскольку данным обстоятельством не опровергается факт отсутствия истца на рабочем месте 13.06.2019 и 17.06.2019 в течение более чем четырех часов подряд в каждый из дней. Работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником (ч. 4 ст. 91 Трудового кодекса Российской Федерации), ответчик такой учет рабочего времени вел, им был составлен табель учета рабочего времени (т. 2 л.д. 75), который отражает отсутствие истца на рабочем месте в рабочие дни 13.06.2019 и 17.06.2019, работу истца 13.06.2019 в течение 2, 77 ч, 17.06.2019 — в течение 4, 68 ч. Факт отсутствия истца на рабочем месте в эти дни более четырех часов подряд подтвержден совокупностью указанных выше доказательств (письменных доказательств и показаний свидетелей), тогда как возможная ошибка в расчетном листке при указании рабочего времени истца не может быть признана достаточным доказательством того, что истец в указанное время находился на рабочем месте и исполнял трудовые обязанности.

Ссылка в жалобе на отсутствие оценки суда факту применения ответчиком взыскания, не соответствующего тяжести проступка, без учета предшествующего поведения работника и отношения его к труду, несостоятельна. Суд первой инстанции учел совершенный истцом проступок — прогулы в течение двух дней, при том, что уже за однократное такое нарушение трудовой дисциплины допустимо увольнение (подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации), принял во внимание отношение истца к труду, допускаемые им опоздания на работу в иные дни.

Доводы жалобы о предшествующем многолетнем положительном поведении истца и добросовестном отношении к труду оцениваются судебной коллегией с учетом критически, т.к. в период работы истца у ответчика истец допускал нарушения трудовой дисциплины. Факт такого нарушения констатирован в решении Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 05.03.2019 по спору между теми же сторонами, что участвуют и в данном деле (т. 2 л.д. 44-46), при этом суд признал незаконным взыскание по мотиву нарушение порядка привлечения истца к ответственности. Приказом ответчика от 10.01.2019 (т. 2 л.д. 47-49) истцу объявлен выговор за неисполнение должностных обязанностей. Приказом ответчика от 15.02.2019 (т. 2 л.д. 50) в связи с достижением наивысших результатов по итогам работы и победе в соревнованиях трудовых коллективов и работников ОАО «РЖД» с истца снято данное дисциплинарное взыскание досрочно.

Иных доводов жалоба не содержит.

Предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалобы не имеется, равно как и нет названных в ч. 4 этой же статьи оснований к отмене решения суда независимо от доводов жалобы.

Руководствуясь п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 03.09.2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца — без удовлетворения.

Председательствующий

Судья

Судья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *