Решение суда от 30.04.2020: отказ в приеме на работу (предложение о работе)

Соискатель получил письменное предложение о работе на должность главного бухгалтера, подписанное пятью должностными лицами (генеральным директором, исполнительным директором, директором по персоналу, главным бухгалтером и начальником отдела по подбору персонала). Как вы понимаете, не доверять этому «документу» у лица не было оснований, а зря.

В предложении были указаны следующие сведения: должность (главный бухгалтер такой-то ООО), дата приема на работу (01.05.2019 г.), испытание (6 месяцев), заработная плата.

Также происходила смс-переписка, в которой определялись различные условия (тестирование с использованием полиграфа, срок работы, выплата компенсации за наем жилого помещения, о предоставлении дополнительно документа о высшем образовании взамен утраченного). Обратите внимание на последнее предложение, в суде речь зашла об утрате документа об образовании, в связи с пожаром. Собственно, кто, чего должен был предоставить? Непонятно.

24 апреля 2019 года истец уволился с прошлого места работы, и сразу после увольнения, ему отказывают в приеме на работу по телефону.

После того, как на свое требование о разъяснении причин отказа в заключение трудового договора, истец получил ответ (кстати, вовремя, в течение 7 рабочих дней, как того требует ч. 5 ст. 64 ТК РФ), он подает в суд. Суд отказывает.

Причинно-следственная связь между увольнением истца с предыдущего места работы и действиями ответчика по отказу в приеме на работу – не установлена.

Одним из требований для принятия на должность главного бухгалтера являлось наличие высшего экономического образования по специальности, знание программ 1С 8.3, 1С ЗУП, 1С, которое Истцом подтверждено не было, вакансия закрылась.

Знаете, что странно? Предложение было подписано представителями фирмы «А» о занятии должности в фирме «Б», и эта же «Б» написала письменный отказ. Причем здесь организация «А»? Управляющая компания?

На сайте есть несколько решений об отказе в приеме на работу (от 28.02.2020, от 29.08.2019 и от 08.12.2016 г.), очень даже интересные.

Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30 апреля 2020 г. по делу N 8Г-5150/2020[88-6667/2020]

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Фроловой Т.В, судей Прудентовой Е.В, Кожевниковой Л.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1019/2019 (УИД: 75RS0025-01-2019-001230-31) по иску ФИО к ООО о признании отказа в приеме на работу незаконным, взыскании убытков, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе представителя ФИО — ФИО на решение Читинского районного суда Забайкальского края от 21 августа 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 19 ноября 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Фроловой Т.В, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

ФИО (далее — ФИО, истец) в лице представителя ФИО (далее — ФИО) обратился с иском к ООО (далее – ООО, ответчик) о признании отказа в приеме на работу незаконным, взыскании убытков, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований представитель ФИО — ФИО указал, что ФИО работал в должности «данные изъяты» ООО. С целью поиска новой должности с более благоприятными условиями и высокой зарплатой ФИО разместил на сайте «hh.ru» объявление и резюме о поиске работы.

На электронную почту ФИО поступило сообщение с предложением связаться и рассмотреть вопрос относительно смены работы. Отправителем являлась Б.А.В.

14 марта 2019 г. в адрес ФИО с электронного адреса «данные изъяты» поступило сообщение от Л.О.А. с предложением направить копии паспорта, трудовой книжки и анкету представленного образца для рассмотрения кандидатуры на вакантную должность главного бухгалтера в ООО, к сообщению прикреплен документ-бланк анкеты, подлежащей заполнению. После этого ФИО с того же адреса направлен проект предложения о работе, включающий в себя все условия о должности и месте работы, дате выхода на новую работу, графике работы, заработной плате и иных условиях, которые можно отнести к согласованным сторонами условиям трудового договора.

ФИО по приглашению ответчика прошел очное собеседование в офисе, расположенном по адресу: «адрес», 12 апреля 2019 г. в адрес ФИО поступило согласованное и подписанное руководящими должностными лицами работодателя предложение о работе, подписанное ФИО и направленное работодателю 15 апреля 2019 г, а также направление на медицинский осмотр (обследование), перечень документов, необходимых при приеме на работу.

ФИО считает направленное предложение предварительным договором, влекущим для сторон определенные правовые последствия и обязательства. Как следует из содержания предложения о работе, оно подписано надлежащими лицами руководящего состава юридического лица, исходило от представителя работодателя, а также содержит обязательные условия, перечень которых определен ч. 2 ст.57 Трудового кодекса Российской Федерации, следовательно, можно считать, что посредством предложения о работе стороны фактически заключили трудовой договор, а значит, работодатель обязан принять на работу кандидата.

Также в указанный период между ФИО и Б.А.В. осуществлялась СМС-переписка, с целью согласования иных организационных вопросов и условий трудоустройства, оплаты труда, сроков работы и др. Как следует из содержания данной переписки между работодателем и ФИО достигнуто соглашение относительно необходимости прохождения тестирования с использование полиграфа, о прохождении собеседования, о сроке работы (не менее года), о выплате компенсации за поднаем жилья в размере 25 000 рублей в течение года, о предоставлении дополнительно документа о высшем образовании взамен утраченного.

Б.А.В. является главным бухгалтером ООО, то есть должностным лицом с правом подписи от имени работодателя и функциональным руководителем вновь трудоустраиваемого ФИО. В этой связи любые действия Б.А.В. рассматривались ФИО как исходящие непосредственно от руководителя и любое согласование того или иного вопроса расценивалось как согласование условий трудового договора.

Датой выхода на работу установлено 1 мая 2019 г, при этом ФИО в связи с наличием на его взгляд возможности карьерного роста, наиболее благоприятных условий труда в ООО и по согласованию с ответчиком с 24 апреля 2019 г. уволился из ООО. В силу того, что заявление об уходе по собственному желанию было подано в ООО за две недели до этого, то есть 14 апреля 2019 г, у ФИО имелась предусмотренная законом возможность изменить решение и отказаться от увольнения, продолжить работу в ООО. Вместе с тем, ответчиком было гарантировано трудоустройство ФИО, каких-либо уведомлений об обратном ФИО до истечения двухнедельного срока не поступало, поэтому он реализовал свое намерение об увольнении. Увольнение было обусловлено именно дальнейшим трудоустройством у ответчика, иных мотивов расторгать трудовые отношения с ООО у него не имелось. Сразу же после увольнения ФИО в устной форме по телефону было отказано в трудоустройстве.

14 мая 2019 г. ФИО дан ответ, согласно которому причиной отказа в заключении с ним трудового договора явилось закрытие вакансии главного бухгалтера и непредставление документа об образовании, что не позволило подтвердить уровень квалификации и наличие специальных знаний.

ФИО считает данное основание для отказа в трудоустройстве надуманным и необоснованным. Ответчик каких-либо сомнений относительно его профессиональной пригодности не выказывал. Неправомерные действия ответчика повлекли существенное нарушение прав ФИО, причинение материального ущерба в виде вынужденного увольнения с предыдущего места работы, потерю гарантированного заработка и неполучение заработной платы у ответчика за согласованный период не менее 12 месяцев.

Сумма заработной платы ФИО за период в должности главного бухгалтера с 1 мая 2019 г. по 1 мая 2020 г. в соответствии с условиями предложения о работе, содержанием переписки без дополнительных надбавок и премиальных выплат составляет 1 440 015, 3 рублей. Среднемесячная сумма доходов ФИО за период работы в ООО в 2019 году составила 200 111, 49 рублей, а размер полученного дохода составил бы 2 401 337, 94 рублей. Ввиду того, что имеется непосредственная причинно-следственная связь между отказом ответчика в трудоустройстве и наступившими неблагоприятными последствиями в виде неполучения зарплаты, считает, что сумма причиненного ущерба в виде неполученного заработка за 12 месяцев подлежит взысканию с ответчика. Сторонами была достигнута договоренность о начислении ФИО компенсации за поднаем жилого помещения на период работы сроком не менее одного года в сумме не менее 25 000 рублей. Также по требованию работодателя истцом было проведено медицинское обследование, расходы на которое составили 8 302 рублей.

Представитель ФИО — ФИО, с учетом уточнения исковых требований в порядке ст.39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, просил суд признать отказ ответчика в приеме на работу ФИО незаконным, взыскать сумму убытков в виде неполученной заработной платы в размере 800 445, 96 рублей, убытки в размере 8 302 рублей, компенсацию морального вреда 2 000 000 рублей.

Решением Читинского районного суда Забайкальского края от 21 августа 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 19 ноября 2019 г, ФИО в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе представителем ФИО — ФИО ставится вопрос об отмене решения Читинского районного суда Забайкальского края от 21 августа 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 19 ноября 2019 г, как незаконных.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились истец ФИО, представитель ответчика ООО, сведений о причинах неявки не представили.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь положениями ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии с ч. 1 ст. 379.6 ГПК РФ кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В интересах законности кассационный суд общей юрисдикции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются (ч. 2 ст. 379.6 ГПК РФ).

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ч. 1 ст. 379.7 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции таких нарушений по настоящему делу не усматривает и в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, не находит оснований для признания выводов судов первой и апелляционной инстанций, незаконными, исходя из следующего.

Статья 3 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) запрещает дискриминацию в сфере труда.

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ).

Нормам ст. 3 ТК РФ корреспондируют требования ст. 64 ТК РФ, запрещающей необоснованный отказ в заключение трудового договора.

Согласно частям 3 и 4 ст. 64 ТК РФ запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей, а также работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы.

В абз. 1 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2) разъяснено, что при рассмотрении споров, связанных с отказом в приеме на работу, необходимо иметь в виду, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (статьи 19, 37 Конституции Российской Федерации, статьи 2, 3, 64 Трудового кодекса Российской Федерации, статья 1 Конвенции Международной организации труда N 111 1958 года о дискриминации в области труда и занятий, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1961 г.)

Поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении трудового договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела. Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным (абзацы 4 и 5 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

В силу разъяснений, содержащихся в абзацах 6 и 7 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли). Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона, либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

Между тем при рассмотрении дел данной категории в целях оптимального согласования интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор, и с учетом того, что исходя из содержания статьи 8, части 1 статьи 34, частей 1 и 2 статьи 35 Конституции Российской Федерации и абзаца 2 части 1 статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала) и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя, а также того, что Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, необходимо проверить, делалось ли работодателем предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных заведений, размещено на доске объявлений), велись ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям ему было отказано в заключении трудового договора (абз. 2 п. 10 постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что ФИО осуществлял трудовую деятельность в ООО в должности «данные изъяты».

12 апреля 2019 г. ФИО получил от ООО предложение о работе в должности главного бухгалтера ООО с 1 мая 2019 г. с испытанием на 6 месяцев, с указанием размера заработной платы. Предложение было подписано генеральным директором ООО, исполнительным директором, директором по персоналу, главным бухгалтером, начальником отдела по подбору персонала.

Данное предложение ФИО подписано 15 апреля 2019 г.

24 апреля 2019 г. ФИО уволился из ООО. После увольнения ФИО в устной форме отказали в приеме на работу.

29 апреля 2019 г. ФИО направил в ООО заявление о разъяснении причин отказа в заключении с ним трудового договора.

Согласно сообщению от 14 мая 2019 г, подписанному исполнительным директором ООО, причиной не заключения с ФИО трудового договора явилось закрытие вакансии главного бухгалтера ООО. Кроме того, указано на то, что не предоставление копии документа об образовании не позволило подтвердить уровень квалификации и наличие специальных знаний.

Судом первой инстанции также установлено, что ФИО документы об образовании ответчику не предоставлял, ссылаясь на их утрату в результате пожара.

Согласно приказу ООО от 17 апреля 2019 г. N на должность главного бухгалтера принята по совместительству Б.А.В.

Кроме того, судом первой инстанции установлено, что ФИО уволился из ООО по собственному желанию, на день увольнения предусмотренных законом гарантий для трудоустройства у ответчика не имелось.

Причинно-следственная связь между увольнением ФИО с предыдущего места работы и действиями ответчика по отказу в приеме на работу судом не установлена.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований ФИО, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, в их совокупности, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что факт незаконности отказа ФИО в приеме на работу не нашел подтверждения.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что одним из требований для принятия на должность главного бухгалтера являлось наличие высшего экономического образования по специальности, знание программ 1С8.3, 1С ЗУП, 1С, которое ФИО подтверждено не было, вакансия, на занятие которой претендовал ФИО, закрылась.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Учитывая вышеприведенные нормы трудового законодательства и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению, принимая во внимание, что нижестоящими судебными инстанциями установлено и подтверждается материалами дела, что трудовой договор ответчиком с ФИО не заключен по причинам, не носящим дискриминационный характер, обстоятельств, с которыми закон связывает запрет для отказа в заключении трудового договора не установлено, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит выводы судов первой и апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований ФИО правильными, соответствующими действующему законодательству и обстоятельствам дела, оснований для их переоценки не имеется.

Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о том, что при рассмотрении данного дела судами были допущены нарушения норм материального и (или) процессуального права, которые могли бы служить основанием для отмены вынесенных судебных постановлений.

Представленным доказательствам дана оценка по правилам ст. 67 ГПК РФ, доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с данной судом оценкой доказательств и установленными судом обстоятельствами не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 390 ГПК РФ кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит предусмотренных ч. 1 ст. 379.7 ГПК РФ оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены вступивших в силу судебных актов.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Читинского районного суда Забайкальского края от 21 августа 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 19 ноября 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя ФИО — ФИО — без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *