Верховный суд РФ: материальная ответственность работника (определение от 27.04.2020 г.)

Заведующего складом привлекли к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю (забыл поставить склад на сигнализацию).

Работник внес в кассу организации (в течение нескольких дней) чуть больше 800 тысяч рублей в счет погашения ущерба, и чуть позже подает на работодателя в суд с требованием вернуть денежные средства, как неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК РФ).

Первая, вторая инстанция отказывает в требованиях, в связи с добровольным возмещением работником вреда.

Верховный суд не согласился, и отправил дело на новое рассмотрение. Раз работник возмещает ущерб добровольно (ч. 4 ст. 248 ТК РФ), причем с рассрочкой платежа, то сторонам необходимо было заключить соглашение с указанием размера ущерба и сроков его возмещения. Как вы понимаете, такого документа не было. Сама часть звучит так: «Работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке».

Определение СК по гражданским делам Верховного суда РФ
от 27 апреля 2020 г. № 19-КГ20-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.

судей Жубрина М.А., Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 апреля 2020 г. кассационную жалобу ФИО на решение Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 28 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 июля 2019 г.

по делу N 2-546/2019 по иску ФИО к ООО о взыскании неосновательного обогащения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ФИО 12 декабря 2018 г. обратился в суд с иском к ООО о взыскании неосновательного обогащения.

В обоснование заявленных требований ФИО указал, что он до 8 октября 2018 г. работал в должности заведующего складом в обособленном подразделении ООО. Его работодатель осуществляет оптовую и розничную торговлю табачными изделиями.

В ночь с 6 на 7 сентября 2018 г. со склада обособленного подразделения была похищена продукция на сумму около 2 900 000 руб. Факт хищения и похитителей зафиксировали камеры видеонаблюдения, возбуждено уголовное дело.

ФИО по требованию сотрудников службы безопасности работодателя прошел проверку с использованием полиграфа, и его причастность к похищению товара со склада не подтвердилась. Несмотря на результаты такой проверки, эти же сотрудники, угрожая ФИО, заставили его оплатить похищенное имущество. Для этого сотрудники службы безопасности 12 сентября 2018 г. доставили ФИО в публичное акционерное общество «Почта Банк» и акционерное общество «Банк Русский Стандарт», где ему были выданы потребительские кредиты на 490 000 руб. и 349 000 руб. соответственно. Полученные денежные средства ФИО внес в кассу обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе.

Полагая, что законных оснований для привлечения его к материальной ответственности у работодателя не имелось, его вины в причинении ущерба нет, размер денежных средств, внесенных им в кассу обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе, превышает размер его среднего месячного заработка, ФИО 18 сентября 2018 г. обратился к работодателю с письменными заявлениями о возврате ему выплаченных под принуждением денежных средств.

Поскольку ответ на данное заявление ФИО не получил, он обратился в суд с данным иском к работодателю ООО.

Ссылаясь на положения Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующие вопросы материальной ответственности сторон трудового договора, и статью 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, ФИО просил суд взыскать с ответчика в качестве неосновательного обогащения выплаченные им денежные средства в размере 839 000 руб.

Решением Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 28 марта 2019 г. в удовлетворении исковых требований ФИО отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 июля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобе ФИО ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 28 марта 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 июля 2019 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 23 декабря 2019 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Жубриным М.А. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 16 марта 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились. От ФИО поступило письменное заявление с просьбой о рассмотрении дела в его отсутствие. 10 апреля 2020 г. от представителя ООО ФИО в электронном виде подано ходатайство об отложении судебного разбирательства, которое Судебной коллегией признано не подлежащим удовлетворению ввиду неприведения в нем уважительных причин для этого. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 390.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на нее представителя ООО ФИО, поданные в Верховный Суд Российской Федерации в электронном виде, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке решения Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 28 марта 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 июля 2019 г.

Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также — ГПК РФ)).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что с 3 июля 2017 г. по 8 октября 2018 г. ФИО работал в обособленном подразделении ООО в должности заведующего складом.

Согласно пункту 5 трудового договора от 3 июля 2017 г., заключенного между ООО  и ФИО, работник несет ответственность за ущерб, причиненный работодателю его виновными действиями (бездействием), в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. В случае, если работодатель передает работнику имущество для обеспечения выполнения последним его трудовых обязанностей, работник несет полную материальную ответственность: за реальное уменьшение из-за его действий (бездействия) имущества работодателя или ухудшение его состояния; за необходимость для работодателя из-за действий (бездействия) работника производить затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества; за ущерб, возникший у работодателя из-за действий (бездействия) работника, в результате возмещения работодателем ущерба иным лицам. Передача имущества между работником и работодателем оформляется передаточным документом.

3 июля 2017 г. между ООО и ФИО заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, в соответствии с которым работник принимает на себя полную индивидуальную материальную ответственность, если из-за его действий (бездействия): произошло реальное уменьшение имущества работодателя или ухудшение его состояния; у работодателя возникла необходимость провести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества; работодатель возместил ущерб иным лицам.

В соответствии с разделом II должностной инструкции заведующего складом обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе, утвержденной директором обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе 3 июля 2017 г., заведующий складом обеспечивает сохранность складируемых товарно-материальных ценностей, соблюдение режимов хранения, правил оформления и сдачи приходно-расходных документов, организует и обеспечивает соблюдение безопасности работы склада (сдача под охрану, отсутствие посторонних лиц и т.д.).

В разделе IV должностной инструкции установлена ответственность заведующего складом за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей. Так, заведующий складом несет дисциплинарную и полную индивидуальную материальную ответственность, если из-за его действий (бездействия): произошло реальное уменьшение имущества Общества или ухудшение его состояния; у Общества возникла необходимость провести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества; Общество возместило ущерб иным лицам.

Из постановления старшего следователя отдела N 2 Следственного управления Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Ставрополю о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного пунктом «в» части 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (кража, совершенная в крупном размере), и принятии его к производству от 7 сентября 2018 г. усматривается, что в период с 23 часов 15 минут 6 сентября 2018 г. до 00 часов 15 минут 7 сентября 2018 г., точное время не установлено, неустановленное лицо, действуя умышленно из корыстных побуждений, имея умысел на тайное хищение чужого имущества, путем повреждения обшивки фронтона здания, незаконно проникло в складское помещение, расположенное по адресу: г. Ставрополь…, откуда тайно похитило имущество, принадлежащее ООО, а именно 10 упаковок с блоками сигарет различных марок на общую сумму 600 000 руб. После чего неустановленное лицо с места преступления с похищенным имуществом скрылось, получив возможность пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению, чем причинило ООО материальный ущерб на общую сумму 600 000 руб., что является крупным размером.

В соответствии с актом ООО о нанесении материального ущерба от 7 сентября 2018 г. N 1 в период с 23 час. 20 мин. 6 сентября 2018 г. по 00 час. 56 мин. 7 сентября 2018 г. неизвестными лицами были похищены со склада обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе табачные изделия. Сумма материального ущерба составила 2 837 587,89 руб.

Указанный в акте размер материального ущерба подтвержден инвентаризационной описью ООО, составленной 7 сентября 2018 г. и подписанной ФИО.

В объяснительной записке по факту хищения товара со склада ФИО пояснил, что он 6 сентября 2018 г., уходя с работы, забыл поставить склад на сигнализацию, однако не придал этому значения ввиду того, что ранее он неоднократно не ставил склад на сигнализацию и это обстоятельство не повлияло на безопасность работы склада.

12 сентября 2018 г. ФИО заключил с публичным акционерным обществом «Почта Банк» договор потребительского кредита на 620 000 руб. с процентной ставкой 16,9% годовых.

В тот же день 12 сентября 2018 г. ФИО заключил с акционерным обществом «Банк Русский Стандарт» договор потребительского кредита на 403 200 руб. с процентной ставкой 24% годовых, а также договор страхования от несчастных случаев на 1 год с акционерным обществом «Русский Стандарт Страхование».

В материалах дела имеются квитанции, согласно которым ФИО внес в кассу обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе денежные средства в размере 839 000 руб. в счет погашения недостачи по инвентаризации, а именно 12 сентября 2018 г. — 490 000 руб., 13 сентября 2018 г. — 150 000 руб. и 14 сентября 2018 г. — 199 000 руб.

18 сентября 2018 г. ФИО обратился к работодателю с письменными заявлениями, в которых просил вернуть внесенные им в кассу обособленного подразделения ООО в г. Ставрополе 12 сентября, 13 сентября и 14 сентября 2018 г. под принуждением службы безопасности денежные средства. Ответ на данные заявления ФИО не получил.

Постановлением старшего следователя отдела N 2 Следственного управления Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Ставрополю от 14 февраля 2019 г. в связи с предоставлением 14 февраля 2019 г. представителем ООО справки о размере причиненного вреда на сумму 2 837 587 руб. 89 коп., а также инвентаризационной описи, действия неустановленного лица переквалифицированы с пункта «в» части 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (кража, совершенная в крупном размере) на пункт «б» части 4 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (кража, совершенная в особо крупном размере). В ходе предварительного следствия установлено, что в результате преступных действий неустановленного лица ООО был причинен материальный ущерб на сумму 2 837 587 руб. 89 коп.

По сообщению старшего следователя отдела N 2 Следственного управления Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Ставрополю от 26 марта 2019 г. предварительное следствие по уголовному делу по факту хищения 6 — 7 сентября 2018 г. имущества, принадлежащего ООО, приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований ФИО о взыскании с ООО неосновательного обогащения, суд первой инстанции со ссылкой на положения Трудового кодекса Российской Федерации о материальной ответственности сторон трудового договора исходил из того, что вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей заведующим складом ФИО, на которого может быть возложена полная материальная ответственность, предусмотренная статьей 243 Трудового кодекса Российской Федерации, его работодателю ООО причинен прямой действительный ущерб, который ФИО в добровольном порядке частично возместил.

Поскольку факт принуждения ФИО к выплате работодателю денежных средств не подтвержден в ходе судебного разбирательства, суд, руководствуясь статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что выплаченные ФИО денежные средства не являются для ответчика неосновательным обогащением и не подлежат возврату ФИО.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении норм материального права и сделанными с нарушением норм процессуального права.

Общие положения о материальной ответственности сторон трудового договора, определяющие обязанности сторон трудового договора по возмещению причиненного ущерба и условия наступления материальной ответственности, содержатся в главе 37 Трудового кодекса Российской Федерации.

Частью первой статьи 232 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с этим кодексом и иными федеральными законами.

Согласно части третьей статьи 232 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождение стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами.

Условия наступления материальной ответственности стороны трудового договора установлены статьей 233 Трудового кодекса Российской Федерации. В соответствии с этой нормой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Главой 39 Трудового кодекса Российской Федерации «Материальная ответственность работника» определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, пределы такой ответственности.

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат (часть 1 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (часть вторая статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

Материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (статья 239 Трудового кодекса Российской Федерации).

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами (статья 241 Трудового кодекса Российской Федерации).

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (часть 1 статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 2 статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим кодексом или иными федеральными законами.

Перечень случаев возложения на работника материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба приведен в статье 243 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с данной нормой материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях: 1) когда в соответствии с этим кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей; 2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу; 3) умышленного причинения ущерба; 4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения; 5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда; 6) причинения ущерба в результате административного правонарушения, если таковое установлено соответствующим государственным органом; 7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных данным кодексом, другими федеральными законами; 8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей. Материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером.

Частью четвертой статьи 248 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

Из приведенных нормативных положений следует, что если работник, виновный в причинении ущерба работодателю, возмещает его добровольно, то сторонам трудового договора необходимо заключить соглашение, в котором указываются размер ущерба и сроки его возмещения.

Определение понятия неосновательного обогащения и условия его возникновения установлены в статье 1102 Гражданского кодекса Российской.

Согласно пункту 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 этого кодекса.

Таким образом, обязательства из неосновательного обогащения возникают при наличии трех обязательных условий: имеет место приобретение или сбережение имущества; приобретение или сбережение имущества произведено за счет другого лица; приобретение или сбережение имущества не основано ни на законе, ни на сделке, то есть происходит неосновательно.

Судебные инстанции рассматривая дело по исковым требованиям ФИО о взыскании с ООО неосновательного обогащения не приняли во внимание указанные выше нормативные положения, в связи с чем сделали не основанный на законе вывод о том, что выплаченные ФИО денежные средства не являются для ответчика неосновательным обогащением и не подлежат возврату ФИО.

Согласно части 1 статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В силу части 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).

Доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Отказывая в удовлетворении исковых требований ФИО о взыскании с ООО неосновательного обогащения, суды исходили из того, что уплаченная истцом в кассу предприятия сумма 839 000 руб. является добровольным возмещением причиненного им ущерба, поэтому данная сумма возврату ФИО не подлежит.

Однако обстоятельства, касающиеся наличия между сторонами трудового договора соглашения, отвечающего требованиям части четвертой статьи 248 Трудового кодекса Российской Федерации о возмещении ущерба, судами первой и апелляционной инстанций определены и установлены не были, предметом исследования и оценки судебных инстанций в нарушение приведенных положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не являлись.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении исковых требований ФИО о взыскании с ООО неосновательного обогащения в результате неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права не определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и то, какой стороне надлежит их доказывать, не установили эти обстоятельства, не оценили в совокупности имеющиеся по делу доказательства, в связи с чем выводы судебных инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований ФИО не могут быть признаны основанными на законе.

С учетом изложенного обжалуемые решение Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 28 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 июля 2019 г. нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ФИО, что согласно статье 390.14 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 28 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 9 июля 2019 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Октябрьский районный суд г. Ставрополя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *